Что общего у средневековых кипчаков и современных казахов?

     Известно, что даже Лев Гумилев (его казахская общественная мысль ценит настолько высоко, что добилась присвоения его имени государственному университету в новой столице) отрицал наличие прямой наследственной связи между средневековыми кипчаками и современными казахам. Более того, он считал, что наши предки никогда не добирались до Москвы. Но, с другой стороны, русское изобразительное искусство и кино всегда изображал завоевателей, приходивших в русские города со стороны Степи именно как казахов с их традиционными малахаями на головах. Впрочем, казахский фольклор тоже помнит многое из того, что сейчас привычно воспринимается как страницы истории кипчаков или половцев в Южнорусских степях и Крыму.

     Удивительно то, что Л.Гумилев, считавшийся продолжателем идеи тех русских ученых, которые в 20-е г.г.  XX века основали в эмиграции, в Праге, евразийскую школу, отрицает наличие прямых связей между средневековыми кипчаками (половцами) и нынешними казахами, а сами те – нет. К примеру, Г.Вернадский писал так: «Вполне возможно, что тырновские болгарские цари признавали кипчакских ханов до самого турецкого завоевания. Кипчаки – это половцы и киргизы» («Монгольское иго в русской истории», журнал «Наш современник», №3, 1992 г.). Тут с «половцами» – все понятно. А вот в связи «киргизами» надо сказать следующее. Речь в данном случае идет о казахах. Поскольку Г.Вернадский был российским ученым царского времени, отправившимся в эмиграцию после Октябрьской революции, он их называл «киргизами». То есть так, как было принято называть казахов в царской России. Однако это вовсе не означает, что в советское время представление о том, кто в действительности является нынче прямым потомком кипчаков или половцев, кочевавших когда-то в Южнорусских степях, изменилось. Просто как-то не принято было говорить вслух о такой, в общем-то, очевидности. Почему – другой вопрос. Но когда надо было называть вещи своими именами, ученые это делали. То есть тогда, когда вопрос о том, «Кто может считаться прямым потомком половцев?», ставится ребром. Это подтверждается такой цитатой: «По языку наиболее близки половцам карачаевцы, балкарцы, кумыки и степные крымские татары, чей язык по данным лингвистов, наиболее близок половецкому языку, известному по словарю «Кодекса Куманикуса»… Но есть ли целый народ, которого можно считать прямым потомком половцев? Есть. По всем данным истории и этнографии (кроем религии) этим народом являются ногайцы» («Кумык из рода половецкого?..», Ю.Евстигнеев, канд. исторических наук, сотрудник НИИКСИ ЛГУ, «Вокруг света», №5, 1992 год).

     Тут возникает закономерный вопрос: а казахи здесь при чем? Ответ будет такой: казахи и ногайцы – это бесспорно один и тот же народ. Другими словами, казахов можно считать этническими ногайцами, ногайцев - этническим казахами. Казахский народный фольклор в значительной своей части называется ногайским фольклором. В казахских сказках самым обычным обращением к малознакомому человеку является такая фраза: «Қай ноғайсың?» - «Ты из каких ногайцев?».  А вот алшыны, то есть казахи Младшего жуза, те вообще самые настоящие ногайцы и теперь. Все три составляющие его поныне племенные группы – это прежние ногайские орды, отмеченные в российской истории. К примеру, Алты ата Әлім – это Алтыульская орда Больших ногаев. А Жетi ата Жетiру – Эдисанская (Жетiсанская) орда Малых ногаев. Центром ногайских земель прежде было Нижнее Поволжье. На западе они простирались до предгорий Северного Кавказа, а на востоке - до реки Эмба (Жем). После того, как Россия взяла Астрахань и стала обосновываться в районе Северного Прикаспия, ногайцы разделились на 2 части - Большие (восточных) и Малые ногаи.

     Но связи у западных казахов с кавказскими ногайцами сохранялись и сохраняются даже сейчас. На Кавказе эти люди непосредственно ногайского происхождения называются «ногайцами», в Калмыкии – «мангытами», «алабугатскими ногайцами» или «кочующими алабугатскими татарами», в Астраханской области – «каргашами» или «ногай-карагашами», а в Атырауской области – «ногай-казахами». Язык, традиции, быт, культура, физический облик – все практически одно к одному такое же, как у алшынов или западных казахов. Некоторые роды Байулы, третьего племенного союза Младшего жуза, по названию совпадают с северо-кавказскими народами. К примеру, малкар (балкар), шеркеш (черкес). Нет сомнения в том, что в те времена, когда автохтонные народы Северного Кавказа испытывали сильнейшее влияние степных кочевников, вся территория от берегов рек Урал и Волга до предгорий Северного Кавказа была населена гомогенным кочевым народом. Последующие исторические события изменили эту ситуацию. Но его следы сохраняются по сей день.   

Кем были кипчаки – азиатами или европеоидами?

     Ответ вроде бы ясен давно. Кипчаки были тюрками. А тюрки народом дальневосточного происхождения. То есть они изначально были монголоидными людьми. Но поскольку нынче самые многочисленные тюркские этносы по своему физическому облику относятся к европеоидной или, как это принято называть в США, кавказской расе, порождается и упорно культивируется миф о том, что и тюрки, и кипчаки еще в раннее средневековье имели облик, в котором-де не было ничего общего с монгольской внешностью. Причем наиболее рьяно их распространяют именно историки, представляющие кавказские тюркские народы.

     Ныне популярный в Казахстане Мурад Аджи, кумык по национальности, занявшийся кипчакской или половецкой темой поисках своих далеких корней, вначале императивно исходил из того, что «кипчаки» или «половцы» светловолосыми людьми. Мол, сама этимология («половцы» – «половый», то есть «желтый») говорит об этом. В начальном этапе его исследований не только о казахах, но и даже о ногайцах никакой речи не было, хотя их ареалом был Северный Кавказ, где нынче и обитает остатки некогда многочисленного ногайского народа. Тогда исследовательские изыскания приводили его и в Казахстан. Но, как это следует из трудов М.Аджи того периода, в то время он казахов в связи кипчакской или половецкой темой в учет не принимал, а посему совершенно не замечал. Кипчакский или половецкий след он в Казахстане искал среди Яицких, то есть Уральских казаков. Но со временем поиски сегодняшних потомков половцев и кипчаков все же вывели его на казахов. То есть он нашел ответ. Потому, наверное, что был достаточно искренен в своих исследованиях.     Чего не скажешь о многих других исследователях прошлого, продолжающих исходить из того, что тюрки и кипчаки издавна были европеоидными людьми. Даже в самой казахской среде вера в правоту такого суждения очень широко распространена. До сих пор, во всяком случае, не редкость такое, когда достаточно разумные и образованные казахи говорят, что, мол, наши предки были светловолосыми и голубоглазыми. Удивительно, как эти люди не понимает того, что от европеоидов не рождаются азиаты, а от азиатов – соответственно, европеоиды?! Да, когда-то в этих степях жили народы иранского корня. Но потом пришли тюрки. Европеоидное население было частью вытеснено, частью ассимилировано. Но и после этого тюрки, сохранявшие кочевой образ жизни, на протяжении веков сохранялись как преимущественно монголоидный народ. Такой вывод подтверждается, к примеру, свидетельством арабского историка Йатимы, жившего в X веке. Он написал так: «Глаза у тюрка слишком узкие для гримировального карандаша». Ко времени появления этой записи тюркские народы жили в западной части Азии, в прямом контакте с иранскими и другими индоевропейскими народами уже, по меньшей мере, полтысячи лет. То есть, если они за первые пять столетий сохранили свой первоначальный, то есть дальневосточный облик, с чего им было менять его в дальнейшем?! Тем более, что их физическое отличие от народов Западной Азии и Восточной Европы напрямую ассоциировалось с их бесспорным военным преимуществом над оседлым всем этим оседлым населением вплоть до появления огнестрельного оружия. Но поскольку тюрки на протяжении веков проявляли себя как завоеватели в этих регионах, а оседлым народам не было никакого интереса соваться в степные районы, метисизация имело место лишь в странах, куда эти кочевники приходили. Поскольку пришлых было всегда меньше, чем местного населения, ее следы за последние несколько столетий, когда утратившая могущество Степь престала воздействовать на обширные области Западной Азии и Восточной Европы с оседлым населением, были основательно размыты. Нынче определенные результаты смешения азиатских пришельцев извне и коренного европеоидного населения обнаруживается лишь в среднеазиатском регионе и Афганистане.

     Куда более эффективными, чем у самих тюрков, оказались последствия проникновения в Западную Азию и Восточную Европу у их языка.  На нем теперь говорят десятки являющихся испокон века оседлыми европеоидных народов. Однако им психологически в корне неприемлема ассоциация себя с азиатами, с их физическим типом. Отсюда и мифы у тех народов о том, что обитавшие в Западной Азии и Восточной Европе кочевые тюрки еще в средние века по внешнему виду были европейцами. А в принципе они подразумевают, что те тюрки, с которыми ассоциируются их варианты тюркского языка, никогда и не являлись азиатами. Это – огузы в Западной Азии и кипчаки (половцы, куманы) в Восточной Европе.

Кайрат КАЗАКПАЕВ