Национальный менеджмент и социальная катастрофа

     Сейчас власть Казахстана со своего народа или, вернее, c взятых у него налогов и с прочих принадлежащих ему богатств собирает «жылу» для коммерческой банковской системы, которая этим самым казахстанским гражданам под очень высокие проценты давала кредиты и на том и строило свое благополучие. Что такое «жылу» мы далее поясним. Сперва о реформах. Вернее об их последствиях. Стоит только сказать что-либо о плачевных последствиях реформ, проводимых казахским менеджментом для казахского же (прежде всего) народа, как оскорбленные записные патриоты тут же заявляют в ответ: везде в бывшем СССР такая же ситуация. Так что, мол, нечего тут особливо пенять на казахских государственных управленцев.

     Но нигде, производя и экспортируя годами в огромных объемах и нефть и прочие пользовавшиеся большим спросом товары при высочайших ценах на них, не умудрились при этом набрать не столько огромные прибыли в казну, сколько огромные внешние долги на шею государства. Нигде, кроме Казахстана.

     Страна экспортировала по 50-60 млн. тонн нефти в год в течение 5 лет – в 2004-2008 годах - при цене ее барреля на уровне 50-100 долларов. Соответственно продала ее где-то на 150 млрд. долларов за этот срок. При этом теперь у нее свыше 100 млрд. долларов накопленных не денежных запасов, а внешних долгов. А как они брались?

     Об этом в свое время тогдашний министр финансов Н.Коржова сказала так: «Внешние займы привлекаются чаще всего через аффилированные компании под высокое комиссионное вознаграждение. Только за то, чтобы внешний банк прокредитовал наш банк, комиссия – оплата от суммы кредита – достигает 30 процентов от суммы основного долга. А в отдельных случаях доходит до 60 процентов!» (Алихан САЛБИЕВ «Плач Ярославны»  с элементами шантажа», «Караван», 21 сентября 2007 года). И где тут логика? Где здравый смысл?

     Меня как жителя и гражданина Казахстана, учитывая, что теперь у нас из-за осложняющегося кризиса социальное положение просто аховое, едва ли должно утешать то, что в бывших братских республиках в этом смысле тоже большие проблемы. Особенно, если я, будучи к тому же казахом, знаю, в каком состоянии в широком смысле слова казахский аул (который я держал в памяти про запас, в случае крайней нужды) - прибежище, тот аул, куда можно было бы прибыть как «құдайы қонақ» (то есть как странник) и получить пищу, кров и уход; тот аул, куда можно было бы приехать как переселенцу и, согласно обычаю «ерулік», получать многочисленные приглашения в гости и предложения всевозможной помощи; тот аул, у которого можно было попросить в качестве земляка или сородича и получить «жылу» (материальную или финансовую помощь) в случае попадания в крайне затруднительную ситуацию. И теперь этот аул разгромлен. Разгромлен в результате не враждебных акций извне, а путем социально-экономических реформ, проводимых своими же казахами-руководителями. Причем эти самые преобразования проводились, если судить по идеологическому обоснованию, во имя и во благо народа. Прежде всего, надо полагать, казахского - государство-то называется Республика Казахстан.

     Но именно казахи и пострадали от них вперед всех. А реформы между тем продолжаются. И что еще придется народу принести им в жертву - покажет время. Но то, что каждый их новый виток оборачивается новыми потерями для простого люда, очевидно. Причем обратите внимание еще и на такую парадоксальную деталь. Чем больше хорошего для народа обещает или объявляет руководство и чем больше появляется объективно благоприятных признаков в экономической жизни, тем больше оказывается в действительности оснований ждать новых масштабных неприятностей.

   Причем те, кто проводит многочисленные реформы и программы, не утруждают себя разработкой сколько-нибудь сообразного идеологического прикрытия. Другими словами, они работают топорно и примитивно, хотя при этом уводят седьмую по величине территории страну мира с богатствами, измеряемыми триллионами долларов, от ее населения. Уводят спешно, нахрапом и без всякой компенсации. Наоборот, если вляпаются в какую-нибудь неприятность, снова залезают в карман простому налогоплательщику. Как, к примеру, сейчас получается в истории с банками и строительными компаниями. Государство по-настоящему помогает только имущим. Имущим власть и имущим деньги.   

     А простым людям, в том числе простым казахам, в особенности аульным казахам, никакие перспективы в этом смысле не светят. О том, что аульные казахи, уже будучи приученными ко всем достижениям современной человеческой цивилизации, оказались отброшены далеко назад, в каменный век, и теперь пребывают в беспросветном состоянии, не принято вспоминать.

     А те казахи, которые проживают в крупных населенных пунктах и городах, не могут не сознавать зыбкости своего положения. Платежи за коммунальные и прочие услуги, без которых там просто не обойдешься, до недавнего времени росли быстрее, чем зарплата и пенсия. А сейчас, после девальвации, последние в реальном (долларовом) выражении сокращаются, а те платежи еще шустрей, чем раньше, ползут вверх. Не надо быть Пифагором, чтобы суметь подсчитать, к какому времени бремя тех платежей для населения в целом окажется просто неподъемным. При сохранении имеющихся тенденций (а ничто не говорит о возможности их изменения в благоприятную для простого люда сторону, скорее - все наоборот) это произойдет очень даже скоро. И тогда коммунальные удобства и прочие достижения современной цивилизации, к которым казахов в свое время приобщили русские, станут - именно как результат восстановления суверенности казахской власти! - анахронизмом. Уже сейчас всякому мало-мальски мыслящему человеку ясно, что такой исход неизбежен.

     Кого и где мы будем искать, когда, в конце концов, грянет социальная катастрофа в результате такого безответственного и некомпетентного национального менеджмента?

Амиржан ИБРАЙЫМОВ